Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

"Чёрная сотня" и опричнина XXI века

Опубликовано 19.12.2016

Статья К. Душенова "Враги и друзья Путина". Приводится в незначительном сокращении.

(Выделение текста цветом, подчёркиванием и сноски - soslovie.su.)

Горькое лекарство «черносотенного сталинизма»

Начнём с определений. Они необходимы потому, что в политике термины «друзья» и «враги» означают зачастую вовсе не то, что мы привыкли понимать под этими словами в нашей обычной жизни. Более того: строго говоря, постоянных друзей и врагов в политике вообще не бывает, конфигурация этих групп постоянно меняется в зависимости от личных, корпоративных интересов и текущей конъюнктуры.

Итак.

Путин провозгласил курс на возрождение Великой России – обновлённой Российской империи XXI века. И пусть вслух такие формулировки не звучат, но по сути заявленная Кремлём новая геополитическая стратегия, включающая в себя форсированное восстановление армии и оборонно-промышленного комплекса, «собирание земель» в рамках нового Евразийского союза и активное противостояние западной гегемонии в Средиземноморье, в Сирии, на Ближнем Востоке – нацелена именно на это. С этим курсом теперь намертво связана путинская политическая судьба. В случае провала лучшее, что его может ждать – судьба опального «фараона» Мубарака. В случае удачи по масштабу исторических свершений он встанет рядом со Сталиным и Иваном Грозным.

Вот по отношению к таким-то путинским планам и группируются нынче его «друзья» и «враги» ‑ как внутри страны, так и на международной арене.

Начнём по порядку.

Главный внутренний враг, яростно сопротивляющийся любой попытке Русского возрождения – это т.н. «малый народ» академика Шафаревича, который был им подробно исследован ещё в знаменитой «Русофобии», написанной тридцать лет назад. Сегодня это ‑ разномастные «либералы» и «демократы», группирующиеся вокруг численно ничтожного, но чрезвычайно активного и голосистого ядра еврейской «интеллигенции». Вся эта «демшиза» ненавидит Россию любую: коммунистическую, монархическую, путинско-«авторитарную». При этом они свято уверены, что именно они-то и являются «совестью нации», «креативным классом» и единственными хранителями непререкаемых рецептов на все случаи жизни.

«Представителя "Малого Народа", ‑ пишет академик Шафаревич, ‑ если он прошел весь путь воспитания, ожидает поистине чудесное существование: все трудности, противоречия реальной жизни для него исчезают, а он как бы освобождается от цепей жизни, все представляется ему простым и понятным. Но это имеет свою обратную сторону: он уже не может жить вне "Малого Народа", в мире "Большого Народа" он задыхается, как рыба, вытащенная из воды. Так "Большой Народ" становится угрозой существованию "Малого Народа", и начинается их борьба: лилипуты пытаются связать Гулливера».

При этом, как заметил ещё Достоевский, пытаться рациональным образом определить причины такой ненависти «малых» к «большим» ‑ бессмысленно и бесполезно. Они ненавидят Россию и Русский народ, всех нас скопом ‑ самозабвенно и яростно ‑ не за что-то конкретное, а просто за то, что мы существуем. Ненавидят за всё: за леса, поля, за воздух, за широту и доброту национального характера, за терпение, мужество, стойкость, доверчивость и непрактичность…

В политическом смысле сегодня эта публика делится на несколько групп. Самая влиятельная из них ‑ «системные» либералы в правительстве и в Кремле. Их ненависть к России прячется за умными рассуждениями о «макроэкономических факторах» и «инфляционных ожиданиях», облекается в научные доклады на международных конференциях, подпитывается активной поддержкой международных финансовых воротил и хозяев транснациональных корпораций.

Следующая по значению группа русоненавистников – верхушка федеральных российских СМИ, значительная часть крупного «русскоязычного» бизнеса и провинциальная коррумпированная элита. Для этих Россия ‑ просто «дикое поле», место, где умные люди «рубят бабло», обменивая у тупых аборигенов золото на стеклянные бусы.

Далее идут нацмены-русофобы на окраинах, в основном на Кавказе, в Татарии и Башкирии. Эти, частью, грезят о мифическом «всемирном халифате», частью просто тупо вымогают у Кремля деньги в обмен на свою временную лояльность.

Затем ‑ остатки «оранжевых» болотных ельциноидов – разбитые, деморализованные, но оттого ещё более озлобленные, опасные и жаждущие крови.

И наконец, псевдорусские «националисты»-революционеры с их безумными лозунгами, еврейскими родственниками и готовностью блокироваться с любой антирусской сволочью, лишь бы – против Путина.

Враги внешние не менее многочисленны и влиятельны. Это, конечно, Запад во главе с США. Это исламисты-революционеры, мечтающие раздуть очередной «мировой пожар». Это международное еврейство, правда, не всё целиком, а в основном его фанатически религиозная часть, для которой Россия неприемлема в принципе, как православная страна. Это мировая закулиса в лице разного рода масонских, парамасонских и квазимасонских структур. Это могучие кланы Ротшильдов и Рокфеллеров – конкурирующих между собой, но согласно пытающихся решить проблему надвигающегося мирового кризиса за счёт незападных государств, культур и цивилизаций...

А друзья?

С друзьями туго. Внутри страны это «широкие народные массы», инстинктивно тяготеющие к имперскому курсу, но при этом политически неорганизованные, слепые, расчленённые искусственными политическими противоречиями, одурманенные многодесятилетней лживой антирусской пропагандой. А на международной арене и того хуже. Даже «батька» Лукашенко то и дело норовит урвать что-нибудь у «старшего брата». Чего уж говорить об остальных.

Нет у нас нынче союзников…

Что же делать Путину? Как обеспечить политическое выживание созданного им режима? Единственный путь – обратиться к бесценному Русскому историческому опыту, оплаченному великой кровью и скорбью многих поколений наших героических предков.

Синтез всего лучшего, что было в России Царской и России Советской – вот единственный ключ к успеху. Только соединение политической практики сталинизма – самоотверженной, жертвенной, беспощадной – с исконными черносотенными, православно-монархическими идеалами Русского народа может нынче заложить прочное основание новой Российской Империи.

Кремлю сегодня позарез нужна своя Опричнина. Своя Чёрная сотня. Свой «орден рыцарей-меченосцев», этакий «православный русский НКВД» двадцать первого века. Нужны, во-первых: прочная социальная опора, надёжная и устойчивая, не подверженная влиянию сиюминутной конъюнктуры и разлагающей вражьей пропаганды. И, во-вторых: нужен обширный кадровый резерв профессиональных управленцев, готовых стать эффективным инструментом Кремля в публичной политической борьбе и закулисной подковёрной интриге.

И если в ближайшее время Кремль не сумеет создать такой инструмент, не сумеет сформировать широкое народно-патриотическое, черносотенное движение, на которое он мог бы опираться в своей войне с внешними и внутренними врагами России, Путин рискует повторить судьбу Милошевича и Каддафи.

История и современность

Либерально настроенный читатель тут же наморщит носик. Фу, как это всё недемократично! Опричнина, Чёрная сотня: какие одиозные исторические параллели! В воспалённом мозгу среднестатистического русофоба лихорадочно замелькают дежурные картины бородатых охотнорядцев, зверски терзающих безвинных интеллигентных евреев… С гиканьем и свистом поскачут зловещие полчища сподвижников Малюты Скуратова с притороченными к сёдлам собачьими головами, кровавой метлой выметающие на Руси либеральную европейскую «крамолу»...

Как это всё скандально, как нетерпимо, как по-экстремистски!

А между тем, иного пути у нас нет. Об этом более ста лет назад пророчествовал святой праведный отец Иоанн Кронштадтский, предрекая нашему Отечеству славное Воскресение. В своих проповедях он публично возглашал: «Я предвижу возрождение России, ещё более великой и славной. На костях мучеников, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая, но по старому образцу»

Именно такой образец и являют собой примеры Опричнины и Чёрной сотни, не раз спасавших Родину в смутные времена скорбей и бед. Именно по этой причине такие самобытные явления Русской жизни подвергаются со стороны демократической общественности яростному и тотальному поношению. А между тем, истинно православная, церковная оценка черносотенного движения и опричного служения – совершенно иная.

«В пылу полемики зачастую совершенно теряется начальный смысл понятий, ‑ пишет митрополит Иоанн (Снычёв). ‑ Так, например, произошло с названием «черносотенец». Те, кто употребляет его в виде бранной клички, очевидно и не подозревают, что оно имеет многовековую и весьма достойную историю. Впервые словосочетание «черная сотня» появляется в русских летописях XII века. Долгое время на Руси общество делилось на два разряда лиц — «служилых людей» и «черных». Черные люди, называвшиеся иначе «земскими», объединяли в своих рядах ремесленных горожан и свободных хлебопашцев, в отличие от служилых, чья жизнь была неразрывно связана с государственной службой. Соответственно «черные сотни» представляли из себя форму местной самоорганизации земских людей, чьим трудом и ратным героизмом из века в век мужала и крепла Россия».

Именно черносотенное ополчение прекратило Смуту XVII века. Выгнало поляков из Кремля. Восстановило Самодержавие, вернуло России её державную волю и стать, а народу – Помазанника Божия и отца, Русского православного Царя. Именно Чёрная Сотня подавила революцию в 1905-1907 годах. Хотя на самом деле это была скорее не революция, а беспощадная и широкомасштабная война, которую вели против России на её же территории тайные террористические организации, опиравшиеся на внешнюю помощь со стороны международного (в первую очередь еврейского) капитала и внутреннюю поддержку «пятой колонны» ‑ революционных (тоже в первую очередь еврейских) партий, газет и общественных «групп влияния»...

Для того, чтобы оценить истинные масштабы этой войны, достаточно сказать, что за два года в ней было убито и ранено более 50 тысяч человек! То есть в 4 раза больше, чем за 10 лет потерял Советский Союз в Афганистане в 80-х годах ХХ века и примерно столько же, сколько погибло в России с обеих сторон в двух последних чеченских войнах.

В 1905 году при первых же раскатах революционного грома государственная власть Российской Империи, уже тронутая тленом либерализма и безволия, растерялась. Полиция исчезла с улиц, а кое-где даже губернаторы поспешили нацепить на грудь красные банты и приветствовать "прогрессивные перемены". Между тем, волна революционного террора нарастала лавинообразно.

Именно тогда, видя, что власть недееспособна, Русский народ сам взял дело спасения Отечества в свои руки. В 1905 году массы выходят на улицы. С одной стороны, действуют боевики террористических организаций, агитаторы леворадикальных партий и уголовные элементы, с другой – возмущенные русские патриоты, православные монархисты, ревнители порядка и спокойствия, получившие название Черной Сотни. В октябре 1905 года почти во всех городах Российской Империи происходят столкновения, в ходе которых террористы-революционеры были разбиты боевыми дружинами черносотенцев. [1]

Нечто подобное событиям 1905 года хотели совсем недавно учинить и в современной России «болотные» революционеры, «оранжевые» демократы и прочая либерально-русофобская шваль. Не удалось. Пока. Но предположить, что эти русоненавистники и, главное – их зарубежные хозяева и финансисты – успокоятся после первой же неудачной попытки, было бы безответственно и наивно. Вспомним: Октябрьская революция, разгромившая Российскую империю, грянула через 12 лет после того, как черносотенцы подавили первые сполохи этого пожара. И сейчас, когда весь мир неотвратимо сползает к глобальной дестабилизации, чреватой новой Большой войной, игнорировать многочисленные исторические параллели с событиями столетней давности – просто преступно.

Кремлю нужна Чёрная сотня XXI века. Нужна массовая народная сила, на которую можно было бы уверенно опираться в случае любых катаклизмов, любых потрясений, любых попыток обрушить Российскую государственность, откуда бы такие попытки не исходили, извне или изнутри. И Кремль, похоже, это понимает. Кто знает, не станет ли Общероссийский народный фронт, старательно опекаемый им, зародышем нового черносотенного движения? Дай-то Бог!

Но как же всё это робко, медленно, половинчато и размыто…

Помилуй нас, Господи.

Псы государевы

С Опричниной – та же история.

«Учреждение опричнины стало переломным моментом царствования Иоанна IV, ‑ писал в своём знаменитом труде «Самодержавие духа» митрополит Иоанн (Снычёв), ‑ Дело в том, что часть российской аристократии лишь лицемерно согласилась с призывом к примирению и сотрудничеству, надеясь на деле по-прежнему отстаивать в первую очередь свои узкосословные интересы. Такая позиция боярства грозила Руси гибелью в новых водоворотах вельможных междоусобиц. [2]

Однако, заручившись на Соборе всенародной [3] поддержкой, Иоанн совершенно законно считал себя вправе проводить собственную государственную политику — неуклонно, жестко и даже жестоко подавляя ненасытную боярскую оппозицию. Опричнина стала в руках царя орудием, которым он просеивал всю русскую жизнь, весь ее порядок и уклад, отделял добрые семена русской православной соборности и державности от плевел еретических мудрствований, чужебесия в нравах и забвения своего религиозного долга».

Какие разительные аналогии с современным положением дел возникают при чтении этих строк! Всё то, о чём пишет Владыка, мы видели сами, собственными глазами – и не в XVI, а в конце ХХ века! Как это знакомо… И «узкосословные интересы» олигархических групп, рвущих Россию на части. И грозящая стране гибель в «водоворотах междоусобиц» еврейской «семибанкирщины». И лицемерные призывы к примирению и сотрудничеству из уст лидеров «партии жуликов и воров», возомнивших себя новой российской «аристократией»…

Нет пока лишь одного: общепризнанного национального лидера, державного Вождя, готового «проводить собственную государственную политику, неуклонно и жестоко подавляя ненасытную оппозицию» либеральных русофобов и христоненавистников. Нет и орудия, которым нынешний хозяин Кремля смог бы, подобно своему венценосному историческому предшественнику «просеивать русскую жизнь, ее порядок и уклад», отделяя «добрые семена русской державности от плевел чужебесия и забвения своего долга».

Впрочем, о долге и об укладе русской жизни – это для нынешнего Кремля, увы, слишком высоко. Тут сколько не кричи, не поймут. Не в коня корм. Давайте, что ли, о чём-нибудь попроще. О том, что поближе к миропониманию современных кремлёвских небожителей.

О деньгах, например.

... 

Или что, Путин не понимает, что происходит? Вряд ли! Его можно любить или ненавидеть, но одно, думаю, вполне очевидно для всех: он не дурак. А что же тогда мешает президенту изменить ситуацию, которая грозит крушением всем его долговременным планам и громким публичным обещаниям, неоднократно озвученным Путиным перед самой широкой аудиторией и внутри России и за рубежом?

Беспомощный диктатор

А мешает, на мой взгляд, одно: отсутствие у президента политического инструментария, с помощью которого Кремль мог бы оперативно решать возникающие перед режимом и страной проблемы: экономические, военно-стратегические, социальные, культурные, духовные [4]. То бишь намерения-то, вроде бы, хороши. И желание реализовать задуманное, вроде бы, вполне искреннее. Но… Как? Те элитные слои общества, которые должны, казалось бы, служить Кремлю надёжным кадровым резервом, генератором стратегических концепций и прорывных идей, проводником его политики внутри страны и на международной арене – эти «элитные» слои ни на что подобное, оказывается, не способны! «Откатывать» и «пилить» бюджет – пожалуйста! А остальное – увольте, их это мало интересует.

Сформировавшаяся за последние 20 лет русофобская ворократия с точки зрения государственного управления чудовищно неэффективна. Но быстро расчистить те кадровые завалы, которые последовательно создавались предельно сионизированным «политическим классом» после развала СССР, невозможно. Вот потому и сидит наш пластмассовый «айфончик» в кресле премьера, хотя всем уже понятно, что при таком премьер-министре реализовать свои замыслы Путин не сможет!

А времени-то остаётся всё меньше… Вот Сталин, к примеру, когда оказался в такой же ситуации в 30-х годах ХХ века, решил вопрос смены элит радикально. Понял, что с русофобами из «ленинской гвардии» он потеряет страну, проиграет войну и сам погибнет. И бестрепетно пустил всю эту хазарскую «гвардию» под нож!

Да, жестоко. Недемократично. Нетолерантно. И пусть в ХХI веке такие методы не могут вызвать массовых симпатий, суть проблемы от этого никак не меняется. Необходима радикальная зачистка правящего класса от русофобов и ворократов, либералов и коррупционеров. А инструмента, с помощью которого Кремль мог бы такую зачистку провести – нет! И широкого низового движения, на которое Путин мог бы опираться в своей борьбе с прогнившей «элитой» ‑ тоже нет! [5]

Кремлю нужна Опричнина и Чёрная Сотня. И не только Кремлю. Они нужны всем нам, ибо без них разномастная «болотная» сволочь с помощью своих забугорных хозяев просто утопит Россию в трясине «демократической» деградации, в клоаке либеральной русофобии. И Русское общество вправе, помимо требований сиюминутной политической эффективности, ожидать от современных опричников и черносотенцев возрождения духовного, нравственно-религиозного содержания их державного служения.

Митрополит Иоанн по этому поводу писал: «Как некогда богатырство, опричное служение стало формой церковного послушания — борьбы за воцерковление всей русской жизни, без остатка, до конца. Ни знатности, ни богатства не требовал царь от опричников, требовал лишь верности, говоря: «Ино по грехом моим учинилось, что наши князи и бояре учали изменяти, и мы вас, страдников, приближали, хотячи от вас службы и правды»… Царь Иоанн IV все силы отдал тому, чтобы «настроить» сословный организм Руси, как настраивают музыкальный инструмент, по камертону православного вероучения. Орудием, послужившим для этой нелегкой работы, стала опричнина, которая вовсе не была исключительно «антибоярским» орудием. Царь в указе об учреждении опричнины ясно дал понять, что не делит «изменников» и «лиходеев» ни на какие группы «ни по роду, ни по племени», ни по чинам, ни по сословной принадлежности. Сам указ об опричнине появился не вдруг, а стал закономерным завершением длительного процесса поиска Иваном Грозным наилучшего, наихристианнейшего пути решения стоявших перед ним, как Помазанником Божиим, задач».

Дело за малым. Вымолить у Господа Бога для современной России державного Вождя, сопоставимого по своим способностям, по своему благочестию и пониманию мистических, духовных глубин Русской жизни, с Царём Иоанном Васильевичем Грозным. А по масштабу геополитических свершений и военных побед – с Иосифом Виссарионовичем Сталиным.

Молитесь, братия!

Источник

Продолжение темы "чёрной сотни" >>>

_____

[1] Обратим внимание, страну тогда спасло земское сословие, правильно организованное, правильно мотивированное, осознающее свою сословную роль в обществе, знающее о своей возможности (и, даже, обязанности) что-то менять в общественной жизни, руководствуясь православной этикой, в том числе, в ситуации измены со стороны значительной части служилой аристократии и духовенства. 

[2] Речь идёт об "узкосословном интересе" элиты земцов - бояр, заинтересованных в уступках Западу ради прибылей и незыблемости своего сословного авторитета.

[3] Под "всенародной" понимаем всесословной. А как же иначе? Не по партийным спискам ведь. И без игнорирования голоса какого-либо сословия. Это было бы невозможно. Это был бы не Собор.

[4] Отсутствовал инструментарий. А теперь он есть. Это Сословная система устроения общества, представленная на данном сайте.

[5] И ещё раз про "инструмент". Вот посмотрите. При Иване Грозном страну спасала опричнина во главе с царём, т.е., служилое сословие. Во время революции 1905-1907 гг. революцию сдержало земское сословие "черносотенцев", т.е., земские низы. А вот в Смутное время Святую Русь отстоял союз верных "национальным интересам государства" (как бы сейчас сказали) воинов и земцов ("мы, Нижнего Новгорода всякие люди, ... собравшись со многими ратными людьми..."), олицетворявшийся князем Д. Пожарским и купцом К. Мининым. Они смогли договориться не на основе подчинённости, а на основе межсословного взаимодействия. Князь Пожарский был воеводой, а купец Минин собирал казну, заведовал тылом, платил жалование служилым людям. Никто не брал на себя чужие социальные функции, но хорошо выполнял свои. В наше смутное время, когда сословный характер взаимодействия трёх функциональных макрогрупп общества забыт и забит, вернуться нужно к этим забытым корням, к тому опыту и, главное, смыслу организации общества как силы, которая способна излечить и себя, и страну от поразившего нас чужебесия. Это исконный и единственно возможный способ справедливой и надлежащей организации саморегулирующегося общества на основе предлагаемой нами трёхсословной системы, цели которой, при её должном распространении, станут ясны и понятны и верным чести и Родине представителям Служилого сословия, и "широким низовому движению" земцов. Таким образом, они могут объединиться в единой цели и в новом смутном времени так же выступить единым фронтом за спасение Отечества. А Народный фронт, при всём огромном уважении к автору статьи, таким инструментом не станет по вышеуказанным причинам. Заканчивая рассуждение по этому вопросу, отметим, что "чрезвычайщина" с минимальными жертвами в народе обходится тогда, когда она инициируется "сверху", чего мы всем нам и желаем.


Дополнительно:

Историк Евгений Спицын. Откуда пошло название "Чёрная сотня"?

(5 мин.)

Видеоролик "Евгений СПИЦЫН "Черносотенцы" ● 1 часть ● 08.04.2016 ● Медвежий угол ► Вести ФМ"

***

Черносотенное движение перестало играть свою сословную и охранительную роль, когда стало преображаться в политическую партию:

(6 мин.)

Видеоролик "Черная сотня. Развенчание мифа [Радио Кузичев]"

***

Президент России Владимир Путин на встрече с участниками Общероссийского исторического собрания 22.06.2016 г. призвал развивать страну на основе опыта прежних поколений, но не жить прошлым.

Путин считает необходимым «идти вперед, в значительной степени опираясь на фундамент того, что сделано предыдущими поколениями, воспитывать молодых людей на основе всего самого лучшего, что было сделано за предыдущие десятилетия, столетия нашими предшественниками. Только так можно чувствовать себя уверенно в этом быстро меняющемся мире, только так можно выбирать правильные ориентиры развития», – уверен российский лидер.